Опрос

Ваш любимый персонаж книги

Green must be seen

Рейтинг@Mail.ru

 

Ужасы Стивена Кинга

Ужасы Стивена Кинга
(Ернар Шамбаев)

Помню, в первый раз Стивен хорошенько попугал меня, когда я по ошибке заглянул в один книжный магазин. Я посмотрел на ценники его книг и пережил тихий ужас. Что было дальше, я не помню.

Во второй раз в беседе с одноклассником, психика которого оставляла желать лучшего, а в глазах стоял лишь Кинг, я узнал немало такого, от чего, честно говоря, нельзя было не прийти в ужас. Оказывается, Стиви нет и 45, а он уже успел отштамповать более 40 романов, львиная часть которых стала супербестселлерами. Приятель, захлебываясь от бешеного восторга, брюзжа слюной и умопомрачительными цифрами, навел на меня неописуемый ужас. Я содрогнулся, покрываясь гусиной кожей, и едва устоял на ногах, мгновенно ставших ватными.

- Ужас как плодовит!- безумно вращая зрачками, заключил он.

В третий раз я ужаснулся, увидев, как стремительно, помимо моей воли, заполняется моя книжная полка кровавыми триллерами Кинга. Я попытался высвободиться, но, к моему ужасу, "вечно сырые, покрытые пятнами, воняющие рыбой руки мягко сомкнулись на его шее, неумолимо разворачивая, чтобы Дэнни взглянул в мертвое, лиловое лицо..."

Для меня Кинг всегда оставался жутко талантливым и чудовищно работоспособным.

Слово о "Темной половине"

Слово о "Темной половине"
(Ернар Шамбаев)

И вновь Стивен Кинг обращается к теме раздвоения личности писателя, начатой (или продолженной?) триллером "Мизери". Там, напомню, его собрат по перу Пол Шелдон (Paul Sheldon) писал два вида романов: "хорошие и бестселлеры", а чудовищная садистка (настоящий профессионал своего дела!) Энни Уилкз (Annie Wilkes) выступала в роли их потребителя, являясь своего рода воплощением образа массового читателя.

Рукопись "хорошего" романа была безжалостно предана огню, а описания приключений сексуальной дурочки Мизери (за которые Пол взялся не по своей доброй воле, а по прямому указания милой Энни) счастливо избежали этой участи, а после их публикации возглавили все списки бестселлеров.
Вот что выживает в нашем мире. Только Энни решает, чему быть, а чему - нет.

В жестоком романе "Темная половина", выдержать который способен далеко не каждый читатель, повествование снова ведется о писателе, на сей раз Таде Бомонте (Thad Beaumont). Его книжки не сказать чтобы раскупались, как горячие булочки. Однако публикуясь под псевдонимом Джордж Старк (George Stark), он разом преодолевает трудности сбыта своей продукции. Проблема обеспеченной старости успешно решена, и необходимость в Джордже Старке вроде бы пропала. Мавр сделал свое дело - мавр может уходить.

Но не все так просто, как хотелось бы. Ничто не дается нам так дешево, как желалось бы.
Джордж Старк проявляет удивительную, поразительную, впечатляющую волю к жизни и необыкновенные, поистине звериные инстинкты самосохранения. Его явно не обрадовала перспектива быть навсегда похороненным заживо. Он не пришел в восторг от этой идеи.
Разворотив собственную могилу, он вернулся с того света на этот, чтобы побороться за свои права, которые у него несправедливо отняли.

Разобравшись со всеми, кто был причастен к его временной гибели или имел хоть малейшее отношение к ней, он добирается до своего оппонента, сокрушая, сметая любое препятствие на пути, и вот происходит решающая схватка.
Но нам важно не то, чем она заканчивается. Ведь как известно, иногда они возвращаются.
Дело в том, чему отдает предпочтение сам Стивен Кинг, к чему у него лежит душа, что он умеет и что у него хорошо (лучше всех!) получается.

Вся соль в том, что ему хочется быть, независимо от законов рынка и жизненной необходимости беспрекословно подчиняться им, именно Джорджем Старком с его оглушительными бестселлерами, а не Тадом Бомонтом с его претензиями на искусство (которые при ближайшем рассмотрении могут оказаться совершенно необоснованными, что вероятнее всего). И ему нравится быть Джорджем Старком.
То, что пишет Джордж Старк, - вот истина, вот бог Стивена Кинга.

Когда бьют фонтаны крови, когда раздаются душераздирающие вопли, когда все погружается в немыслимый океан боли, когда - лишь страх в широко раскрытых глазах, когда власть берет в свои руки непередаваемый ужас, когда воля оказывается парализованной от жути, когда над всем царит абсолютная паника, когда теряется контроль над своими действиями...

Нет смысла в принуждении, которому подвергся несчастный Пол, и ничего взамен не надо - ни денег, ни власти, ни славы. Дайте только возможность писать кровавые романы, головокружительно закручивая сюжет, чтобы читалось на одном дыхании, чтобы держало в постоянном напряжении, чтобы захватывало и уже больше не выпускало из стальных тисков до самого финала.

Потому что имеет значение лишь то, что делает Джордж Старк!
Потому что имеет ценность лишь то, что пишет Джордж Старк!
Потому что все дороги ведут в Эндсвилл и балом правит лишь Джордж Старк!

Кулинар Стивен Кинг

Кулинар Стивен Кинг
(Ернар Шамбаев)

Триллеры Стивена Кинга - не что иное, как слоеный пирог: каждому читателю в соответствии с его вкусом и размером желудка - тот или иной слой пирога ("Каждому по потребностям!").

Законы рынка набрасывают аркан на творческую свободу. В наше время трудно оставаться самим собой, писать то, о чем хочется, и в то же время рассчитывать на коммерческий успех. Приходится делать винегрет из первого и второго, причем эта пропорция явно не в пользу первого ("Талант ценится у нас дешевле столовой соли. Талантливого человека от везучего отделяет пропасть тяжкого труда", -С.К.).

Стряпня Стивена фантастически популярна ("У всех на устах!").
Стряпня Стивена пользуется огромным спросом.

Приправленная большим количеством сцен насилия, секса и жестокости, она поглощается, она пожирается с волчьим аппетитом ("Смачный ужас!").

Но не этим нам вкусен Стивен (точнее, не только этим).

Под соусом террора и саспенса, щекочущих нервы и повышающих содержание адреналина в крови, можно почувствовать, осязать интересные идеи, своеобразный кинговский взгляд на окружающую действительность.

Стивен Кинг принял законы, по которым существует реальность, иначе бы он умер с голода (в поварах-охотниках накормить до отвала голодное племя читателей - недостатка никогда не было и не будет).

Но Стивен Кинг не потерял свое лицо.
Вот такие пироги!
Приятного аппетита!)

P.S. Вот только будь осторожен, Стивен. История знает немало примеров, когда шеф-повара сами попадали в суп ("В своей популярности я стал похож на зверюшку с пакета кукурузных хлопьев", - С.К.)